CqQRcNeHAv

Человек мира Юрий Вэлла

12 марта Юрию Вэлле исполнилось бы 70 лет

Человек мира Юрий Вэлла

Фото Николая Гынгазова

Семь – счастливое число для ненцев. Сегодня, в канун 70-летнего юбилея писателя, я собрала семь историй о нём его друзей, родственников, односельчан. Вот как будто сидим мы все за одним столом, пьём чай и беседуем, вспоминая друга. Итак…

 

Погорельцы  

За нашу почти двадцатилетнюю дружбу с Юрием Вэллой разных историй, как грустных, так и смешных, было много, но чаще других вспоминается лето 2012-го. Жара тогда стояла неимоверная, тайга полыхала, погорели многие из моих лесных знакомых.

Где-то в августе, по дороге в Ханты-Мансийскую типографию, где его ждала работа над очередной книгой, Юра, как всегда, заехал ко мне и чуть ли с порога попросил:

— Слушай, сделай, пожалуйста, копии со всех твоих фильмов, и тех видеоматериалов, что ты мне делала раньше. У меня архив сгорел, сейчас всё заново надо восстанавливать (лесной ненец Юрий Вэлла в течение долгих лет собирал и бережно хранил фольклор своих соплеменников и другие ценные, на его взгляд, видеозаписи).

Оказалось, сгорел не только архив.  У семьи сгорели два стойбища, летнее и зимнее, погорела часть оленьих пастбищ, вся зимняя одежда, схороненная в лабазах… Но начал он именно с архива, как наиболее дорогого и безвозвратного.

Ольга Корниенко, режиссёр документального кино (г. Сургут)

 

Человек-богатырь

Человек мира Юрий Вэлла

Фото Юрия Шарапова

В детстве, когда я рос в Варьегане, Юрий Кылевич мне напоминал человека-богатыря из народной сказки или легенды, где добро всегда побеждает зло, и мне казалось, он всегда выходит победителем. Это было в моём советском детстве, когда счастливо жили и село, и мой народ. Так мне казалось. Вэлла мне запомнился тем, что всегда был в центре каких-то интересных событий. Помню, как он летом рыбачил на реке с рыбаками, как однажды наши семьи вместе собирали по Агану черную смородину… Отец у меня был охотником, помню, как он с улыбкой рассказывал, как на охоте утром Юрий Кылевич дрынькал на балалайке, пел шуточные песни и всем подымал настроение. Помню, как мы пацанами бегали по брёвнам только что построенного им музея…

Помню поселковую общественную баню, которую переделали под сельский совет, и на крыше развивался красный флаг. Потом флаг сняли, здание закрыли, заселили туда людей, и уже на новом здании сельсовета, там, где раньше был наш поселковый детский сад, появился бело-красно-синий флаг (сейчас это администрация села Варьеган). И в них, в этих сельсоветах Юрий Вэлла всегда был в окружении говорящих людей, порой споривших между собой.

Время шло, я вырос, и сегодня начинаю понимать, сколько важного и хорошего Вэлла сделал для нашего села, района, всего округа. Например, в марте 1996 года, когда в Югре состоялся  первый съезд оленеводов-частников и его единогласно избрали Президентом организованного тогда союза оленеводов, первое, что он сделал – провёл переговоры с администрацией, чтобы за бюджетные деньги закупить на Ямале тысячу оленей для наших оленеводов. Это было очень большим и счастливым событием для всех. У многих как будто другая, новая жизнь началась. Вот, например, Василий Тылчин, или Василий Иосифович Казамкин, он с того первого перегона взял себе 10 оленей, а сейчас у него стадо в 300 голов.

Я и сегодня вспоминаю Юрия Вэллу как того человека-богатыря из моего счастливого детства в Варьегане.

Александр Айпин, оленевод (Нижневартовский район)

 

Караси из детства 

Человек мира Юрий Вэлла

Фото Николая Гынгазова

Однажды, когда я была маленькой, папа взял меня с собой на рыбалку, на карасей. Караси ловятся в закрытых озерах, куда можно добраться только на обласе, по перетаскам. Обычно на них рыбачат в то время, когда цветет черемуха, и только ночью. Помню: сижу у большой сосны на берегу, и спать хочу, а папа в это время проверяет сеть. Всю ночь он проверял сети и вытаскивал карасей. Под утро стали собираться домой, на перетасках выходили из обласа, переносили его на другое озеро, садились и ехали дальше. Вот нам попалось закрытое озеро, но там карасей не было. Тогда папа открыл мешок и выпустил туда несколько рыбин со словами: «Они здесь размножаться будут, а в будущем ты или твои дети приедут на это озеро и будут ловить карасей. К тому времени их здесь станет много»…

Человек мира Юрий Вэлла

Фото Николая Гынгазова

 

Я часто вспоминаю этот момент моей жизни. Где находится это озеро — теперь не узнать никогда, к большому сожалению. А так хочется попасть туда, в мое детство, рядом с папой побыть.

Тайна Карымова, дочь Ю. Вэллы (село Варьёган)

 

 

 

«Олень и человек»

Зимой 1998 года Юрий с женой Леной и другими представителями коренных народов Севера приехал в Финляндию. Основной целью посещения было знакомство с финским оленеводством. Когда я в качестве переводчика начал работать с группой, то быстро понял, что это – самый значительный человек среди всех. Мы нанесли визит очень гостеприимному оленеводу – сааму. Когда пошли смотреть оленей, хозяин не сразу смог собрать нескольких животных, объяснив, что сейчас стоит необычно холодная зима и идёт снег. Я заметил, что Юрию что-то не очень нравится.

Человек мира Юрий Вэлла

Фото Георгия Корчёнкина

На следующий день мы отправились в местный центр образования. Там нас познакомили с тем, как в стране поставлено обучение оленеводству, и с результатами исследовательской работы в этой области. И опять я заметил, что Юрий чем-то не очень доволен. Вечером мы разговорились. Юрий заметил, что в родных краях он не знает такого оленевода, от которого олени убегают при его появлении. Он очень живо рассказывал, как его олени сбегаются к нему, как только его завидят. А о посещённом в этот день центре сказал, что хотя здесь проводятся все возможные исследования по оленеводству, одного, и очень важного, не хватает. Охвачены с возможной полнотой такие темы, как «Оленина и транспорт», «Олень и паразит», «Олень и хищник», но ничего не было сказано по теме «Олень и человек». По мнению Юрия, главное в оленеводстве – контакт человека и животного. Только при живом контакте оленевода с каждым отдельным оленем этот промысел может оставаться гуманным.

Вопрос Юрия Вэллы, есть ли в финской теории оленеводства тема «Олень и человек», продолжает звучать и сегодня. И мы не знаем, как долго будет жить содружество оленя и человека в финском оленеводстве. Тенденция рассматривать оленеводство как производство оленины и её маркетинг нарастает, как лёд зимой, в обществе, где почти всё переведено на коммерческую основу, — даже тогда, когда люди этого не желают.

Пекка Ялмари Кауппала, доктор философии, доцент Института мировых культур при Университете города Хельсинки (Финляндия)

 

О чём напомнил старый автограф

В поисках своей старой статьи перебирал архив и наткнулся на листок бумаги с подписью внизу страницы: «Айваседа Ю.К., гр. ЮН-140». И вспомнилась давняя история…

Юрий Вэлла

Весной 2004 г. на кафедру юриспруденции в филиале Южно-Уральского университета в г. Нижневартовске, которой я тогда заведовал, пришел посоветоваться поэт-оленевод Юрий Вэлла. Я много слышал о нем, знал, что он закончил Литературный институт им. А. М. Горького, но ранее не был знаком. Мне было интересно с ним разговаривать,  по тревожащим его вопросам я дал подробную консультацию. Наша первая встреча завершилась предложением Юрию поступить учиться на юриста.  Хотя ему уже перевалило за 56…  «Я подумаю», — сказал Вэлла.

Осенью мы вновь встретились на кафедре – Юрий уже был студентом заочного отделения. «Докажу внукам, что можно учиться… даже кочуя со стойбищем», — сказал поэт-оленевод.  Поскольку случай был не типичным, то я «присматривал» за его учебой, расспрашивал преподавателей, однокурсников. Однажды с удивлением узнал об успехах Юрия в изучении римского права. Казалось бы, пропасть лежит между «Законами двенадцати таблиц» и нынешними заботами оленевода… На мой вопрос о понимании римского права, Вэлла ответил вполне убедительно. «Ничего сложного — там быками для счета пользовались, и мы быков считаем».

( Законы Двенадцати таблиц (Leges duodecim tabularum), один из древнейших сводов римского обычного права (5 в. до н. э.) на 12 досках-таблицах, был выставлен на римском Форуме для всеобщего обозрения. )

Несмотря на кочевую жизнь, учился Юрий хорошо, и действительно доказал внукам, что высшее образование может быть получено и при кочевом образе жизни.

С  той поры и осталась у меня последняя страница контрольной работы по конституционному  праву зарубежных стран, которая заканчивается словами: «Но более подробный рассказ об этом – это уже тема для другой контрольной работы».

Виделись мы не часто, но когда встречались — говорили о многом. Меня тогда интересовало, как проявлялось в сознании современного человека обычное право северных народов, и Юрий старался мне объяснить этот феномен.  Однако после первого семестра второго курса Вэлла взял академический отпуск по семейным обстоятельствам  и в университет больше не вернулся…

Игорь Ширманов, прозаик (г. Ханты-Мансийск).

 

Рубашка на память

Юрий Кылевич дважды бывал у нас в детском этническом стойбище Мань Ускве, и наши дети с ответным визитом дважды ездили в гости к нему на Тюйтьяху. Мы научились у него многому, начиная с того, как вкусно кушать и восхищаться едой, до  возможности самому попробовать написать стихотворение.

Когда Юрий Кылевич последний раз  уезжал из Мань Ускве, он  подарил мне свою цветную рубашку, сказав при этом: «Она тебе очень пригодится».  Прошло много лет, я берегла ее, носила редко. В 2014 году Мань Ускве отмечало юбилей, 20 лет, и мы с детьми думали, что же можно подарить одновременно всем, но при этом, чтобы это был эксклюзив. Решение пришло само – сшить каждому рубашку, как у Юрия Вэллы. Мария Сергеевна Мерова дала имя рубашке — «суп охса» (в переводе с мансийского – «короткая рубашка»)  и начала кроить. Первые «суп охсы» получились мягкие, теплые и радостные.

Теперь на нашем стойбище все девочки умеют шить «суп охсу». Это считается самым лучшим подарком для кого-либо. И если ты видишь человека в «суп охсе», это значит, что перед тобой родной и надежный человек из Мань Ускве, которому можно доверять, который разделяет твои взгляды, который всегда тебе поможет.

Вот такой «вечный» подарок сделал Юрий Кылевич нашему стойбищу.

Любовь Стаканова, руководитель детского этностойбища Мань Ускве (деревня Ясунт, село Саранпауль, Берёзовский район).

 

Человек мира Юрий Вэлла

Фото Георгия Корчёнкина

Вэли Моколи

Я очень люблю творчество Юрия  Вэллы. Особенно меня покорило стихотворение «Вэли Моколи» (в переводе с хантыйского — оленя дитёныш, оленёнок — прим. автора) из цикла «Лесные боли», 1996 год:

 

БОЛЬ ВТОРАЯ

«Сынок, за последние три года я сменил несколько пастбищ. Нынешним летом двенадцать оленей пропали без вести. Куда бы я ни пригнал стадо, всюду много буровых, всякой техники и брошенных собак. С каждым годом оленеводческая жизнь становится труднее…»

(Из письма моего деда, написанного его сыном – моим дядей)

 

В полдень оленёнок малый

над ручьём склонился.

Он просил: «Мне жарко, мама,

я бы здесь напился».

«Погоди, не пей, сынок,

потерпи немножко.

Пахнет нефтью ручеёк,

отравиться можно…

Вот уйдём подальше в тундру,

там вода живая,

там смеются птицы, утру

песни напевая.

Там пушистый белый ягель

украшает кочки.

Там румяных, спелых ягод

столько, сколько хочешь.

Там другие оленята

весело играют,

а в бору грибы-маслята

силы набирают…»

Но куда б они ни шли, всюду буровые.

На озёрах чёрной смолью пятна нефтяные.

Ягель пахнет едкой гарью,

фары целят в ночь двустволкой.

А по тундре псы гуляют,

без хозяев, словно волки.

 

Я хотела выучить это стихотворение на хантыйском языке для конкурса, но далось оно мне с трудом, потому что в нём звучит боль моего народа. Юрий Вэлла чувствовал, знал эту боль, и когда я учила стихотворение, она через образы, через слова перешла и в моё сердце. Я учила стихотворение и понимала, какие чувства испытывают каждый день люди, для которых природа – это родной дом. Читая эти стихи другим людям, я бы очень хотела, чтобы они тоже  приняли эту боль, эти чувства к родному краю, не оставались равнодушными. Юрий Вэлла много сделал для защиты нашего народа и природы. И я тоже хотела бы сделать что-то полезное для своей родины.

Анастасия Колодкина, ученица Варьёганской средней школы

 

***

PS: Возвращаясь однажды с товарищем, известным фотохудожником Югры Георгием Корчёнкиным, с Юриного стойбища в город, мы остановились на обочине дороги. Сам Юра неподалёку возился со снегоходом, пытаясь загнать его через задние двери в салон подержанного УАЗа-«буханки». Была весна. Пели птицы, таял снег, небо буквально ослепляло своей пронзительной голубизной…

— Вот пройдёт 100, 200 лет, что, ты думаешь, останется на этой земле?  Какая память? – спросил он у меня тогда. – ЛУКОЙЛ? Или Сургутнефтегаз? Останется Вэлла.

Человек мира Юрий Вэлла

Фото Николая Гынгазова

 

 

 

(Общее количество просмотров - 188 )
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий