CqQRcNeHAv

Уходящая натура аборигенов Севера

В мае в городах Югры проходят презентации художественно-публицистического издания «Уходящая натура: что осталось за кадром». Роскошный иллюстрированный фолиант объёмом 300 страниц вышел в свет тиражом 1890 экземпляров.

Первой прочла книгу сургутского режиссёра Ольги Корниенко Ева Тулуз, председатель Парижского общества по развитию финно-угорских исследований, профессор Института восточных языков и культур (Франция):

 

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

 

В одном ряду с эпосом

Вступительное слово

 

Книга, которую Вы держите в руках, — удивительное явление. Мы не будем стараться определить для неё жанр, потому что это невозможно: она не подчиняется каким-либо границам, а, как нарочно, их нарушает. Книга  читается и как роман, и как цепочка новелл, тесно связанных между собой. Иногда герои те же самые, иногда меняются, но мир, в котором они живут, остаётся…

Документы, сценарии, интервью, отрывки литературных произведений, в конечном счёте, сливаются в единое целое и создают неповторимый мир тайги, скрытый для постороннего глаза.

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

Первая презентация книги состоялась 11 апреля в Камчатском краевом объединённом музее,  г.Петропавловск-Камчатский, во время юбилейной экспедиции «Альпинисты 60-й параллели».

Фото Андрея Сидорова

Книга, безусловно, документальна. Она в доступной форме передаёт любопытному читателю очень необычную информацию. Сегодня много говорится о добыче нефти и газа в России, и это вполне понятно: на них опирается державная сила государства. Намного меньше информации мы получаем о  других богатствах, теряющихся в шумной эйфории нефтедобычи: это культурные, духовные, человеческие качества людей, которые могли бы показывать человечеству реальный путь к природопользованию XXI-го века.

Ольга Корниенко, основываясь на своём опыте киноэкспедиций по Ханты-Мансийскому округу и общении с его коренными обитателями, показывает нам другую сторону медали, и, главное, предоставляет слово самому коренному жителю, который вынужден в одиночку справляться с гигантами нефтяной промышленности.

 

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

 

Эту документальность, эту богатейшую информативную сторону, которую никак нельзя игнорировать, балансирует эпический принцип, который осуществляется по всей книге. Книга Корниенко имеет своих героев и героинь. Есть коллективный герой – сообщество коренных северных народов, но есть так же индивидуальные герои. Как у настоящих героев традиционных эпосов, у них есть свои цели, свои поступки, свои сражения и свои потери — часто они оканчиваются не славной победой, а, скорее, смертью самого героя.  Иногда эти герои подобны настоящим богатырям, как Иосиф Антонович Сопочин, Сергей Васильевич Кечимов или Александр Айпин, иногда это простые люди, подвиг которых заключается всего лишь в том, что они прошли тяжести интерната, или поехали за оленями  на Ямал… Их эпос написан не до конца, но труды наших героев достойны славным завершением. Хочется надеяться, последствия их героических поступков станут ясными много позже, после их смерти, ведь, вопреки всему, жизнь продолжается, жизнь их внуков и правнуков… Будут ли их наследники способны выжить и продолжить дело отцов?

Герои Корниенко, без исключения, живут ради будущего: у них есть видение, как надо жить на суровой земле Севера сегодня и в следующих поколениях, тогда, когда нефть закончится, и надо будет лечить смертельно раненую землю.

 

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

 

Ольга Корниенко стала глубоким знатоком культуры и духовной жизни аборигенов Севера, не читая мудрых книг, а посредством собственного опыта, пользуясь языком антропологов,  — полевыми работами. Мне повезло быть близким свидетелем пути Ольги Корниенко к осваиванию навыков настоящего режиссёра документальных фильмов, которые сегодня выдерживают конкуренцию мирового уровня. Я помню, когда ещё будучи корреспондентом сургутского телевидения, она  отправлялась в «поле» с тяжёлой техникой и во главе съёмочной группы. Помню длинные разговоры в её сургутской квартире, в которых поощряла её самой взять в руки камеру, быть подвижной, и вообще держать судьбу своих фильмов в собственных руках. Она рискнула, результат перед зрителями и, в какой-то степени — перед читателями этой книги.  Ведь именно создание фильмов позволило автору развивать знания и понимание мира коренных жителей Севера.

Это было возможно также благодаря способности, которая встречается реже, чем хотелось бы, — способности слушать и передать слово. На первый взгляд, для любого корреспондента это должно быть привычным качеством, но это далеко не так. Сегодня журналисты слушают, скорее всего, для того, чтобы воспользоваться чем-то в смонтированном материале, поддерживая, таким образом, своё собственное мнение. Ольга Корниенко – не сомневаюсь, с помощью и при поддержке Юрия Вэллы – годами приобретала способность по-настоящему глубоко слушать, и, таким образом, её фильмы третьего тысячелетия резко отличаются по духу от её первых телевизионных попыток. Как наблюдатель, она может стимулировать действие просто присутствием камеры, стараясь не мешать реальному ходу жизни.  Таким образом, слово, которое она нам передаёт, является чистым и спонтанным. Это значимый и даже редкий случай. Исторически так сложилось, что коренные народы, по крайней мере, до конца ХХ века, — немые народы. Их история написана не ими самими, а теми, кто их покорил. Из-за отсутствия письменной культуры и из-за доминирующей в аборигенной среде культуры молчания, понимание об их прошлом и настоящем формировали другие. Слово самих народов, таким образом, является особенно ценным, и мы получаем его и посредством фильмов Ольги Корниенко, и благодаря этому благородному проекту. Спасибо ей!

 

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

 

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

 

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

 

Другой центральный выбор Ольги Корниенко — это рефлексивность. Она говорит о себе, об опыте, который пропустила через себя. Здесь Север представляется нам через опыт одного конкретного человека, автора. Таким образом, Ольга Корниенко облегчает наш путь, вызывая эмпатию и самоидентификацию читателя с ней. Поступая как визуальный антрополог не только во время съёмок, Ольга Корниенко и вне фильмов применяет глубокий антропологический подход, тем самым приближаясь к работам самых серьёзных антропологов. Я очень благодарна автору, что она сумела открыть себя для читателя и позволила ему понимать, с какой точки зрения она наблюдает этот чудесный мир.

Начало книги особенно сильно. Ольга Корниенко как будто берёт своего читателя за руку и ненавязчиво подводит к правильному пути. Книга начинается с путешествия, которое стало и для неё основным, это экспедиция по Агану. Автор  позволяет нам ходить по её следам и открывать мир аборигенов Севера, как она открыла его сама. Таким образом, мы познакомимся с одним из самых важных героев нашего романа-эпоса, Юрием Вэллой. В книге ему посвящена целая глава.

 

Это очень необыкновенный герой. С одной стороны, он – богатырь,  человек действия, который может даже порубить колёса бульдозера,  чтобы защитить свою землю и семью, а с другой стороны — философ, похожий на философов древности… О нём автор говорит с глубокой и трогательной благодарностью: «Он стал частью моей жизни. Боль его души теперь уже постоянно живёт во мне. А в нём, я знаю, живёт боль его земли, его народа». Вэлле, на самом деле, посвящено в этой книге гораздо больше, чем одна глава. Часто он присутствует и в других главах, давая советы героям рассказов, помогая им своей мудростью.

Глядя на содержание книги, мы и здесь ощущаем его проникающее присутствие: «Охота на медведя (размышления после Медвежьих игрищ)», «Венгерская рапсодия», «С чего начинается родина»…  Я уверена, что эта книга во многом является диалогом, который автор начала с Вэллой при его жизни, и который продолжается до сих пор.

 

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

 

Очень рано, в самом начале книги, автор вводит нас прямо в мир родовых угодий, в мир коренных общин. Проблема  земли проникает везде и всюду. Трактуя этот вопрос практически в начале книги, Корниенко создаёт оригинальный и правдивый облик аборигена, который не является только беспомощной жертвой прагматичной и жёсткой экономической государственной и местной политики, но представляется нам активным, деятельным, достойным собственной судьбы. Без понимания сложностей этого вопроса трудно понимать переживания остальных героев этого эпоса. Таким образом, через действия (экспедиция) и судьбы и поступки людей (например, Иосиф Антонович Сопочин) мы вместе с автором вошли в новый мир.

Другой герой этой книги — община. Мы познакомимся с разными общинами, но особенно с общинами, живущими на реках Тром-Аган и Юган Сургутского района. Интересно заметить, что инициаторами проектов  являются в первом случае местный дальновидный коренной житель, во втором – учёные. Эти истории тоже являются эпическими, но здесь доминируют тяжёлые ноты, трагичность.

 

Ольга Корниенко Уходящая натура: что осталось за кадром

 

Интересны также и путевые записки Ольги Корниенко о её зарубежных путешествиях – с участием в фестивалях или посещением местных коренных народов – в Дании, Финляндии или Эстонии, например.

Хотя  эти части по своему характеру напрямую не относятся к главной теме и тональности книги, у них тоже есть своя роль: связующим звеном здесь служит рефлексивность автора, которая испытывает эти человеческие приключения и передаёт свои мысли, свои эмоции и субъективность своих собеседников, стараясь и здесь проводить параллели: об оленеводстве, об общинах, о земле…

С другой стороны, учитывая, что по содержанию остальные части вызывают у читателя достаточно тяжёлые эмоции, путевые заметки автора представляют приятный и интересный эмоциональный отдых, и это тоже надо.

 

 

(Общее количество просмотров - 86 )
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий