CqQRcNeHAv

Глава 4. НАСЛЕДНИКИ БОРГСКОГО СЕЙМА

Каждый день как подарок

 

День рождения по-фински

Сегодня выпала редкая удача: я – внутри тех самых легендарных соляных амбаров Порвоо, которые являются вкуснейшей из его туристических вкуснятин. Но если многочисленные туристы имеют возможность лишь издали наблюдать это диво дивное, выслушивая при этом вполуха истории экскурсоводов, то я на вполне законных основаниях, по крайней мере пару часов могу снимать и спрашивать обо всём, на что хватит фантазии. Учительница народной школы (читай – начальных классов, и, соответственно, классный руководитель) Райя Алсвед празднует здесь своё семидесятилетие. Мы вместе с моим куратором Аннэ приглашены на юбилей.

Повидаться в этот день с Райей съехалась многочисленная родня и, разумеется, ученики. Причём и те, и другие, даже на мой неискушённый взгляд, были так дружны между собой, что казалось, это одна большая семья (это ж надо так жизнь прожить!)

Сфотографироваться для сургутян Райя предложила на фоне стены с необычным рисунком. А мне, кроме истории самой Райи, срочно потребовалась история и этого рукописного шедевра. Оказалось, что рисунок «живёт» на стене со времени существования здесь клуба драгун-музыкантов, а раньше именно в этом амбаре было налажено производство гробов. А ещё раньше сюда привозили соль (большой по тем временам дефицит, между прочим) для богатых купцов, которым всё это и принадлежало.

Сегодня большинство этих строений по-прежнему находится в частной собственности. «Старина», естественно, бережно поддерживается (стоимость одного такого амбара – порядка шестисот тысяч евро). В одном из них находится музей лодочных моторов, хозяйка другого – модельер по текстилю Лииса Войма – устроила здесь творческое ателье… Некоторые из амбаров сдаются в аренду для проведения мероприятий, подобных празднику Райи, и это считается весьма престижным!

Кстати, когда я, в полнейшем восторге обойдя и буквально прощупав каждый метр этой самой старины, совершенно искренне сказала Аннэ, что всегда хотела бы жить среди подобного великолепия, она невозмутимо ответила: «У тебя в Сибири тоже есть много красивых мест». Справедливо. Но почему тогда мы у себя дома их не замечаем?

Вернёмся к Райе. Всю свою жизнь она проучительствовала в Хельсики, а вот на пенсию сбежала в маленький спокойный Порвоо.

Муж Райи, Калле, швед,  отсюда и шведская фамилия. Подобная ассимиляция очень традиционна для Порвоо. На протяжении веков на территории этого маленького прибрежного городка пересекались государственно-политические интересы трёх мощных держав: Швеции, Дании и России (со временем я делаю вывод, что это был практически шведский город). Оба языка здесь до сих пор считаются официальными, все названия улиц, магазинов и прочее также двуязычны. Согласно статистике, шведоговорящих в Порвоо ещё в шестидесятых годах было больше половины (по всей Финляндии – шесть процентов). Строительство нефтеперерабатывающего комбината «Несте» привлекло в город специалистов и рабочих со всей Финляндии и из-за рубежа. Именно в это время доминирующим языком в городе становится финский.

Моя новая подружка Аннэ сама шведка, но, поскольку живёт в Порвоо, свободно говорит на обоих языках. Думаю, большинство остальных жителей – тоже.

 

Про алкоголь и алкоголиков

Шхуна «Марита» поражала хотя бы уже тем, что до сих пор на ходу. Подозреваю, что старинное судно многофункционально, но в настоящее время это хорошо оборудованная сценическая площадка для балаганного, так здесь зовут народные и самодеятельные труппы, театра с одноимённым названием. Используется всё: палуба, трюмы (здесь расставлены стулья для зрителей и происходит сценическое действо), камбуз (здесь нас будут кормить во время небольшого перерыва), даже вёсельная лодка и ванты (на лодке ездили, согласно сценарию, на ближайший остров, а на ванты довольно шустро взобрался один из героев спектакля во время очередного монолога), в общем, артисты выкладывались по полной.

В ходе пьесы практически все действующие лица время от времени прикладывались к каким-то фляжкам и бутылкам.

Оказывается, история такова: буквально все острова вокруг Финляндии долгое время жили за счёт прибыли от спирта. 90 лет назад здесь был объявлен запрет на алкоголь, так называемый сухой закон, он продержался 20 лет, и все, кто этим занимался, вынуждены были «уйти в подполье». Спирт по-прежнему ввозился из Эстонии, но теперь его необходимо было прятать. И вот мы, зрители, на целых три часа стали свидетелями одной из таких «поездок» в Эстонию за спиртом. Кстати, фляжки и бутылки были не только у актёров. Периодически кто-нибудь из зрителей также прикладывался к какому-нибудь сосуду. На шхуне это не возбранялось, а даже приветствовалось (попробуйте-ка просидеть почти три часа на открытой палубе в открытом море!).

— На самом деле, — рассказывает один из моих финских друзей Пекка Кауппала, — алкогольная тема здесь весьма популярна. Иногда мне кажется, что в Финляндии пьют даже больше, чем в России. Только у вас больший процент даёт деревня, а у нас в деревне (читай – хутор, ферма) пить некогда, там работать надо. Здесь больше пьют горожане. По официальной статистике, именно от алкоголя в Финляндии происходит две трети криминальных преступлений.

Интересно, а где живут эти несчастные, если, например, в Порвоо меня вот уже третью неделю окружают исключительно благополучные молодые семьи и ухоженные старики?

Кстати, в обычном финском супермаркете вы алкоголя не увидите, здесь разрешена продажа напитков крепостью не выше 4,6 градуса. Всё остальное продаётся в довольно редко встречающихся специализированных заведениях со знаком «Алко».

Пекка называет две основные причины финского пьянства: чтобы снять стресс и чтобы повысить собственную коммуникабельность (?!). Оказывается, финны по природе своей народ очень сдержанный и стеснительный, начать знакомство для них – большая проблема.

— Как государство борется с этим делом?

— Да практически никак. Миру известно лишь то, что именно здесь, в Финляндии, очень дорогие цены на алкогольные напитки.

С другой стороны (это уже из беседы с Андреем К., недавно его семья переехала из Санкт-Петербурга на постоянное место жительства в Порвоо), в России почти повсеместно на прилавках стоит «палёный» продукт, потому водка так дёшева. А если взять алкоголь хорошего качества – не сильно-то он от финского по цене будет отличаться.

Что лично я увидела, постояв несколько минут внутри порвоовского «Алко»? Огромный выбор, действительно, непривычные цены. Вина берёт в большинстве своём молодёжь, к полкам посерьёзнее (коньяк, водка) чаще всего подходят мужчины в возрасте 40-50 лет. Именно в это время вспомнилось выражение Пекки: «Ты знаешь, а потенциального алкоголика цены не остановят»…


<<     >>

 

(Общее количество просмотров - 19 )