CqQRcNeHAv

Верины надежда и любовь

Газета  МК-Югра продолжает публикацию материалов об обско-угорской молодёжи. В номере от 10 декабря можно прочесть интервью с молодой исполнительницей хантыйских песен Верой Кондратьевой «Верины надежда и любовь».

Вера Кондратьева живёт и работает в городе Лянторе Сургутского района. Замужем, двое детей: Вячеславу 9 лет, Ярославу 3 с половиной года.

Закончила Тюменский Государственный институт искусств и культуры по специальности режиссура театрализованных праздников и представлений. Параллельно училась в Тюменском Государственном колледже искусств по специальности музыкальное искусство. С 2011го года председатель общественной организации хантыйской культуры в городе Лянтор «Ма мехем», с 2015го — председатель Лянторского городского отделения общественной организации «Спасение Югры».

Вот уже более двадцати лет я тесно общаюсь с её тётей, известным югорским учёным Аграфеной Семёновной Песиковой-Сопочиной, и все эти годы у меня была возможность заочно наблюдать за судьбой её племянниц, Веры, которая с детства любила петь, и Жени, которая хорошо танцует. Лично познакомиться с Верой мне удалось лишь в марте этого года на съезде оленеводов в Когалыме. А в августе я впервые услышала песню «Ляма». Сказать, что я была потрясена – буквально, не сказать ничего…

— -Пою я с малых лет. У меня… Душа музыканта, так скажем. Петь – это моя жизнь. Даже в детстве, когда мы приезжали в гости к дедушке с бабушкой, я выходила во двор, садилась на нарты и начинала петь. И все олени, знаете, враз замирали кто где стоял, поворачивали в мою сторону уши и слушали. Я вижу, чувствую, что им нравится, и пою от души. Одну песню спою, другую, а они никуда даже не двигаются, всё слушают стоят. Мне это так нравилось…

***

— Если бы ты оказалась на месте губернатора Югры, что бы ты сделала в первую очередь, изменила, усовершенствовала по отношению к коренным жителям?

— Я бы обязала все нефтяные компании, абсолютно все, которые работают на территории Ханты-Мансийского автономного округа, пересмотреть те «законы» в отношении коренного населения, которые они там сами себе понапридумывали. Что, откровенно говоря, больше ведёт не к развитию нашего народа, а, наоборот, к застою. Ещё я бы усовершенствовала систему образования, построила стойбищные школы прямо в лесу. Пусть там будет лишь несколько детей обучаться, но я бы не пожалела денег на это. Провели бы туда свет, интернет, всё, что нужно, и учили бы так, чтобы народ не терял своей культуры, своего самосознания. Сейчас, обучаясь в интернате, дети вырваны из родной среды, оторваны от родителей, от дома, от земли, от той культуры, в которой они должны, я считаю, находиться именно в детском возрасте, когда идёт становление человека, духовный рост его. Ведь именно в эти годы ребёнок всё впитывает как губка. Я за стойбищные школы. И Юрий Вэлла совсем не зря доказывал необходимость подобного обучения на примере своего стойбища.

Недавно мы поднимали этот вопрос, а нам говорят: зачем для такого малого количества людей затрачивать огромные финансовые, прочие ресурсы?

Как зачем? Для сохранения культуры, для её поддержания…

***

— Ну, уйдёт народ ханты, исчезнет, и что изменится? Каждую минуту в мире исчезает один народ. Зачем нужен народ, с которым столько хлопот?

— Вы знаете, если бы на этой земле не жил народ ханты, здесь бы уже давно ничего не было.

0Y2wSPIRLVw

 

IMG_3827

kecCfgXJ-NQ

(Общее количество просмотров - 151 )
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.