CqQRcNeHAv

ШАТА – царь тайги.

Эпизод №17 из телесериала «Исторические Хроники Югры» 

Литературный сценарий. 

 

Один из главных героев сериала – Ефим Кунин-Шатин, остяцкий князь, «царь всея тайги». В 1933 году в застенках НКВД он первым ответил перед красными за тот порядок, который остяки веками держали за Уралом.  

 … Октябрьский переворот и наступившая следом гражданская война разрушили российскую империю. Государство вновь обескровлено. Оно едва выдерживает поражение очередной русской смуты. В России голод, хаос, безвластие. Но именно в безумии разрушительной гражданской войны у Сибири вновь появляется возможность распорядиться своей судьбой самостоятельно (заходим в историю о Шате издалека, потому что в конечном итоге речь пойдёт, как всегда – о золоте). 23 июня 1918 года в Томске создаётся Временное Сибирское правительство под предводительством Петра Вологодского. Оно приступает к разработке модели сибирской автономии, наиболее приемлемой для всех. Правительство гарантирует: всем народам Сибири, туземным и пришлым, населяющим определённые территории и рассеянным по всему пространству великой Сибири, полную неприкосновенность их гражданских, политических и национальных прав. Менее чем за полгода правительство запускает в действие около двухсот указов и постановлений. Обнародован декрет о государственной самостоятельности Сибири. Среди первых документов — об аннулировании декретов Советской власти, о недопущении советских организаций, о возвращении владельцам их имений. В числе первых реформ правительство отменяет царскую наградную систему и учреждает принципиально новую, сибирскую символику, в том числе и ордена: «Освобождение Сибири» и «Возрождение России».  

Уже в ноябре 1918 года Колчак, ставший Верховным правителем Российского государства,  упраздняет и Сибирскую автономию, и сибирские ордена. Он реквизирует находившиеся в ведении вооружённых сил Сибири ценности, в том числе уже изготовленные из драгоценных металлов, но не врученные сибирские регалии, и присоединяет их к золотому запасу России.    

Далее предлагаю посмотреть 19-минутный фильм, из которого вы узнаете, почему Временное правительство Сибири просуществовало только 4 месяца, как выглядели и куда пропали изготовленные сибирские ордена вместе с золотым запасом адмирала Колчака, что общего между золотом Колчака и городом Сургутом, и как обо всём этом узнала наша съёмочная группа. И, наконец, возвращаемся к истории нашего героя, Ефима Ивановича Кунина-Шатина.   

1932 год. Через десяток лет часть золотого запаса белой гвардии будет обнаружена в лабиринте притоков реки Вах. Народная молва приписала ценности родовому князю толькинских остяков Ефиму Кунину, по прозвищу Шата. На него и началась охота ОГПУ. Именно Шата станет первой жертвой и политического террора в отношении коренных народов Севера. 

В архиве Тюменского областного управления ФСБ хранится следственное дело за номером 11 «по обвинению Кунина-Шатина Ефима Ивановича, Шаты».

 

 

Ефим Кунин, как и положено родовому князю, был не только самым богатым, но и самым могущественным. Шате не надо много говорить. Его слово и даже молчание – закон в тундре. 

Бороться с хозяином тайги молодым Советам было нелегко. Но бороться было необходимо.        

В конце двадцатых годов в коренное Зауралье внедряется очередной эксперимент советской власти – коллективизация. Её смысл для аборигена заключался в следующем – отдай сегодня лучшее своё во имя лучшего общественного завтра.  

Подавляющему большинству зажиточного и обособленного остяцкого народа принцип сей был абсолютно непонятен. Вскоре огромные караваны оленеводов стали откочёвывать в самые отдалённые уголки Югорской тайги, уже с навешенным советами клеймом кулака.  

В ответ на требования передать оленей в общественную собственность   проходят массовые жертвоприношения. В жертву приносят сотни животных.  Цель жертвоприношений – протест против  коллективизации и обращение к умершим предкам с просьбой о помощи.   

Своих оленей Кунин раздаёт во временное пользование родственникам и другим остякам. Уменьшив стадо с пяти тысяч до четырёхсот голов, он ещё больше повышает свой авторитет среди соплеменников. Те теперь и вовсе животы положить готовы за благодетеля (позже, когда придёт время изнурительных допросов в НКВД,  ни один из задержанных остяков слова против Шаты не скажет).   

Среди статей, вменяемых родовому князю – саботаж и подстрекательство против указов советской власти.       

Отчаянно и безуспешно пытаются советские активисты убедить коренное население и в преимуществах интернатского образования. По молчаливому указанию Шаты многие остяки упрячут своих детей по самым дальним стойбищам. Смысл, а точнее бессмысленность интернатской системы обучения ими будет истрактована мгновенно и однозначно.     

Когда досье родового князя наполнилось сверх меры, последовало распоряжение о его аресте. 

В начале февраля 1933 года, когда он стал узником ОГПУ, ему было 46 лет.  

Дома оставались жена Аграфена, русская, тридцати семи лет, вторая жена остячка Александра, двадцати семи лет, и приёмные дети умершего брата, числом 6 человек. 

*** 

Вместе с Ефимом Куниным из тундры были «изъяты» более ста остяков, обвиненных в антисоветской деятельности, а на самом деле пытавшихся защитить веками устоявшийся порядок. Потребуется 70 лет реформ, чтобы понять, что порядочек-то был единственно правильным. А тогда, в начале тридцатых, советской власти нужно было захватить позиции Ефима Кунина и создать в тундре необходимый перелом.       

Но борьба велась не только из политических побуждений. Ещё в декабре 1932 года ОГПУ стало известно, что у Кунина имеется золото, много золота.  

 

Кадр из фильма. Исторический консультант фильма подполковник ФСБ А.А. Петрушин.

Александр Антонович Петрушин, ранее работавший в Сургутском, а затем и Тюменском ФСБ, согласился быть консультантом нашего фильма. От него мы узнали немало интересных фактов:  

 — Чекисты устраивали такие полусекретные экспедиции… Со стороны Томска искали, это связано с экспедициями в верховья Ваха известного этнографа, первого директора томского этнографического музея Михаила Бонифатьевича Шатилина. Во Временном сибирском правительстве он был министром туземных дел. Он хорошо знал эти места, поддерживал приятельские отношения с вождями и шаманами ваховских остяков. А задание ему такое давалось взамен на свободу, потому что он арестовывался неоднократно — и в 20м, и в 21м, и в 22м году, и в 31м, и в 33м, а потом сгинул на 10 лет без права переписки. Сейчас мы знаем, что означала эта фраза. А после, под прикрытием научных экспедиций, я думаю, он в обмен на свою свободу и выполнял вот такое задание: разобраться в лабиринте остяцких жертвенных мест, потому что, скорее всего, ценности были укрыты именно там…   

  Шату взяли на осенней ярмарке в районном селе Ларьяк. Князь был предупреждён об аресте директором базы Уралпушнина Куйвышевым, но всё же поехал в посёлок. Что заставило сделать это последнего князя рода Куниных 

   — Одна из версий в отношении судьбы действительного хозяина толькинской тундры Кунина-Шатина, — рассказывает А.А. Петрушин— тоже в какой-то степени связана с золотым запасом. Арест его до сих пор мне непонятен. Некоторые психологи связывают это с особенностями личности, потому что вот особенность такая есть: все руководители национальных восстаний были пойманы во время ярмарок. То есть, это своего рода значимость, что он должен появиться на ярмарке. Если он не появится, то он, скажем так, потеряет авторитет. И, я думаю, чекисты Остяко-Вогульска об этом знали. 

Кадр из фильма. Исторический консультант фильма подполковник ФСБ А.А. Петрушин.

  Среди документов мы нашли запись о том, что «остяки отказываются давать показания, Шата для них царь, поэтому «разрешите уничтожить Шатина нестандартным путем».   

Царь всея тайги Ефим Кунин-Шатин был расстрелян тайно, в декабре 1933 года. 

Далее пошли массовые репрессии. За противоколлективизационную деятельность под суд было отдано в 1932 году 70 местных кулаков, в 33м – 91, а в 34м – 181 человек.   

В Тюмени мы разыскали место, где в тридцатые годы располагалось здание НКВД. В кабинетах этого здания фабриковались многие дела, в том числе и на югорских остяков, а в подвалах расстреливались люди. В конце пятидесятых именно здесь началась их реабилитация. 

Сегодня здесь расположено здание информационно-библиотечного центра  Тюменского государственного университета.         

Первого сентября одна тысяча восемьдесят девятого года, в соответствии с Указом Президента России,  Прокуратурой Тюменской области Ефим Шатин, как и десятки его соплеменников, будет реабилитирован. Приблизительно к этому же времени всё, что они пытались защитить в тридцатых, будет благополучно разрушено советской властью.                                                                      

Социалистическая система интернатского образования на поколения вперед выбьет аборигенов из привычной жизни, также как колхозное и совхозное ведение оленеводческих хозяйств погубит поколения оленеводов-частников, хозяев. Оба нововведения напрочь искоренят устои традиционного уклада жизни аборигенов.   

 «Сегодня политика округа направлена на то, — пишет в 2001 году в своей статье «Царь всея тайги» Валентина Васильевна Патранова, — чтобы сделать оленеводство частным, так как совхозная система себя не оправдала. Как полагают специалисты, это даст возможность жителям Севера улучшить свою жизнь: олень обеспечит работой, пропитанием, одеждой, станет средством передвижения…» 

Всё не так. Просто спустя 70 лет наступит другое время, и появится новый герой. И он скажет во всеуслышание: «Пора вернуть колхозного оленя оленеводу-частнику!». И его действительно услышат. Но большое югорское жертвоприношение тридцатых уже состоялось, и понадобилось целых 70 лет проб и ошибок, чтобы это произошло.   

В перипетиях нашего времени будем разбираться со следующим нашим героем – Юрием Кылевичем Айваседой (псевдоним Вэлла). 

 

 

(Общее количество просмотров - 16 )