CqQRcNeHAv

А внутри – тёплое стойбище моё…

12 марта нашему земляку, поэту-оленеводу Юрию ВЭЛЛЕ исполнилось бы 74 года.

Предлагаем вашему вниманию фрагменты из книги Ольги КОРНИЕНКО «В поисках легенды». Глава IV. ВЭЛЛА. Герой моего времени. Художественно-публицистическое издание готовится к выходу в 2022 году.

 

фрагменты из книги Ольги КОРНИЕНКО

Фото Николая Гынгазова

 

Наталья НОВИКОВА, антрополог, доктор исторических наук:

В современном мире существование уникальных северных культур сталкивается с большими трудностями: это и промышленное освоение, изменение климата, и, может быть, ещё в большей степени — отсутствие понимания окружающим сообществом важности культурного разнообразия. Проекты Юрия Вэллы были направлены на развитие сопричастности, распространение гуманитарных идей многокультурности, сохранение хрупкой цепочки «земля – ягель – олень – оленевод – внук оленевода». Одним из культурных проектов Юрия Вэллы стала стойбищная школа.

 

Стойбищная школа Юрия Вэллы.
Фото Георгия Корчёнкина

 

Концепция развития этнокультурной системы образования на 2022-2024 годы была утверждена Правительством автономного округа в 2020-м году. То, что Вэлла интуитивно нащупывал в начале девяностых, создавая свою лесную школу, научно обосновали и начали внедрять в жизнь спустя 20 лет.

Сегодня в нашу жизнь стремительно входит понятие «Мобильное электронное образование». В век цифровых технологий оно просто не могло не появиться. «Благодаря проекту «Мобильная электронная школа, — читаю на сайте Департамента образования Югры, —  цифровое образование станет доступным для ребятишек​ самых далеких стойбищ. Доступность будет обеспечена благодаря внедрению цифрового образовательного ресурса в рамках национального проекта «Цифровая образовательная среда». Результатом внедрения станет то, что коренные малочисленные народы, ведущие традиционные виды хозяйственной деятельности, будут иметь реальную возможность получить дошкольное, начальное, общее образование, не покидая родовые угодья».

 

На стойбище у Юрия Вэллы. Фото Георгия Корчёнкина

На стойбище у Юрия Вэллы.
Фото Георгия Корчёнкина

 

Я была рядом со стойбищной школой Вэллы с самого начала её открытия – в 1996 году, и до прекращения её существования в 2009-м. Вместе со всеми удивлялась, когда он, сам без гроша в кармане, строил избушку для этой школы у себя на стойбище, разыскивал учителей по всей стране, гордился тем, что у его учителей зарплата, которую он сам же и выплачивал, «чуть выше, чем у поселковых»… Как и все, я не понимала, как можно отдать в счёт этой зарплаты целый миллион, перечисленный нефтяниками за проведение разведочных работ на земле, где пасутся его олени – самое дорогое, что есть у человека тайги.

А он просто делал это. Изучал закон Якутии «О кочевых школах», опыт финских малокомплектных школ… В 2008 году, готовя интервью для одного из окружных изданий, я спросила у него:

— Проекту «Стойбищная школа Юрия Вэллы» одиннадцатый год. Как считаете, почему, несмотря на очевидную необходимость стойбищного образования, Ваша школа по-прежнему единственная в округе?

— Действительно, до сих пор ни Департамент образования округа, ни Нижневартовский районный комитет даже совещания не провели на тему «Плюсы и минусы стойбищного образования». Что хорошего, что плохого. Надо поддержать эту идею или не надо. Почему такое отношение? Иногда мне кажется, одна из причин — чиновникам жалко денег. Это логично. Действительно, роскошь – поддерживать маленькие стойбищные школы, финансировать их, потому что затраты на одного ученика в такой маленькой школе будут намного больше, нежели в одной большой школе. Это очевидно…

 

Фото Николая Гынгазова

Фото Николая Гынгазова

 

И вот – Вэллы давно уже с нами нет, а стойбищные школы одна за другой появляются на территории Югры. Что же произошло?

С 2016 года с целью мониторинга экспериментального проекта путешествует по стойбищам нефтяной Югры советник первого заместителя Губернатора ХМАО – Югры Алексея Шипилова Надежда Викторовна САВИНА.

 

Имени Юрия Вэлла

— Надежда Викторовна, можем ли мы связать и каким образом существование частной школы Юрия Вэллы и появление мобильного электронного образования?

— Проект «Стойбищная школа-детский сад» напрямую связан с тем наследием, которое он нам оставил. В округе несколько раз возвращались к вопросу создания стойбищных школ, чтобы продолжить дело Юрия Кылевича.

В 2016 году вновь Первым заместителем Губернатора автономного округа А.В. Шипиловым были поставлены задачи изучить ситуацию с детьми школ с пришкольными интернатами, а после представленных материалов перед исполнительными органами государственной власти Югры в 2019 году поставлены задачи найти альтернативные формы обучения детей, проживающих на стойбищах. В это время в Югре активно начал внедряться проект «IT – стойбище» (проведение интернета на территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера), задачей которого было обеспечить доступность коренных малочисленных народов Севера к Госуслугам.

На заседании Научно-координационного совета по вопросам сохранения родного языка и традиционной культуры коренных малочисленных народов Севера Алексеем Анатольевичем Дрениным, директором Депобразования и молодежной политики Югры, была предложена модель «Мобильное электронное образование». Позже определены экспериментальные площадки в Белоярском и Сургутском районах, и первая стойбищная школа – детский сад была открыта 18 сентября 2020 года в деревне Тугияны Белоярского района.

 

Первая стойбищная школа-сад в д. Тугияны Белоярского района. Фото из архива Н. Савиной.

Первая стойбищная школа-сад в д. Тугияны Белоярского района. Фото из архива Н. Савиной.

 

— Помнят ли Вэллу в стойбищах Югры?

— Да, конечно, о Юрии Кылевиче помнят, молодежь наслышана. А кто не знает, я с удовольствием рассказываю об этом прекрасном человеке и его делах, о том, какой бы хотел видеть молодежь Юрий Кылевич. Слушают с удовольствием. Меняются. Соглашаются на обучение детей на стойбищах.

 

Человек творит историю

— Как Вы считаете, есть ли связь между инициативой одного человека и огромной национальной программой, через пару десятков лет подтвердившей правильность его мыслей?

— Я точно знаю, что человек творит историю. Вернее, личность. А Юрий Кылевич был личностью. Он не прогибался под изменчивый мир, не строил иллюзий, он был уверен в своей правоте и делал так, как считал правильным. Шел своей светлой дорогой. И он, и такие же светлые личности в Якутии, на Ямале знали и чувствовали, что действующая система образования не учитывает психо-физиологических особенностей детей коренных малочисленных народов Севера, не дает того багажа знаний, который необходим при ведении традиционного образа жизни. Они знали, интуитивно чувствовали, что систему надо менять, и стали, не боясь ничего, делать шаги в сторону изменения сознания общества. А сейчас, благодаря таким, как Юрий Кылевич, мы вносим изменения в Закон РФ «Об образовании», где регионы обязуют предоставлять условия для обучения детей в их традиционной среде.

 

— Могли бы зародиться такие стойбищные школы, не пройди эти люди своим тернистым путём?

— Я думаю, что время бы к этому подошло, но сколько бы воды ещё утекло!

 

Кирилл ИСТОМИН, этнограф, старший научный сотрудник Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН:

— Вспоминаю один случай: в свое время у нас обсуждалась возможность организации дистанционного обучения детей оленеводов по интернету через спутниковое соединение. Это позволило бы детям оставаться с родителями и получать образование. Я, приехав в тундру, дело было в ЯНАО, спросил у оленеводов, что они думают по этому поводу. Они подумали и ответили: «Нет, пусть лучше дети уезжают в интернаты: мы же с ними не справимся, не сумеем их заставить учиться». Видите ли, они просто не знают, как воспитывать детей-подростков, находить с ними общий язык, решать с ними конфликты — они этого не делали уже три поколения.

 

Разговор с родителями. На стойбище Степана Кечимова, Сургутский район. Фото из архива Н. Савиной.

Разговор с родителями. На стойбище Степана Кечимова, Сургутский район.
Фото из архива Н. Савиной.

 

Открыть школу на стойбище

— С какими трудностями приходится сталкиваться при внедрении этого процесса в наш таёжный быт?

—  Открыть школу на стойбище – это огромный, очень тяжелый, я бы сказала, тяжелейший труд. К моему удивлению, очень сложно убедить родителей, что им нужна эта школа, многих пугает то, что к ним приедут ставить оборудование, что с детьми нужно будет заниматься, а время у оленеводов в  короткий световой день расписано по минутам. Многие родители убеждены, что они не справятся, что отдать детей в интернат — это лучший способ: там и кормят, и присматривают. Их можно понять. Многие поколения так жили, и взрослые не могут перестроиться. Если видишь, что родители более-менее грамотные и сознательные, — приезжаешь к ним второй, третий раз. Когда получаешь согласие на то, что они готовы, чтоб с их ребенком занимались на стойбище, начинается работа с чиновниками.

Самое сложное было в открытии школ – убедить чиновников. Но, спасибо всем участникам этого действа, понимание приходит, работать становится легче. Сложности у нас и с учителями, и с воспитателями: их тоже надо убедить, научить, показать, а они уже, если нашли в себе силы и желание работать с детьми, проживающими на стойбищах, соглашаются и проходят определенные курсы повышения квалификации. Родителей тоже убеждаем учиться. Пока кроме кивка головой, мы не увидели в стенах образовательных организаций наших мамочек и папочек. Надо постоянно находиться с ними в контакте. Необходимо постоянное сопровождение, кураторство, желательно централизованное. Сейчас ведутся переговоры по организации такого ресурсного центра.

 

Учительница школы-сада д. Пашторы Белоярского района. Фото из архива Н. Савиной.

Учительница школы-сада д. Пашторы Белоярского района.
Фото из архива Н. Савиной.

 

— В годы пандемии дистанционка показала не столько плюсов, сколько минусов. С чем пришлось столкнуться стойбищным школам в этот период?

— Дистанционное образование для наших стойбищных детей, я считаю, это, наоборот, спасение. Спасение от вирусов и от пагубных влияний цивилизации.

Пока мы открываем группы только для дошколят. Подведение итогов эксперимента планируется на сентябрь 2022 года. Поэтому все будет зависеть от того, что нам покажет анализ.

 

— Вот что пишет о Юрии Вэлле сургутский прозаик Алла ЦУКОР: «Нередко нас восхищают страницы жизни великих поэтов, нас вдохновляют их удивительные биографии. Странность и необычность – частые спутники их. Вот и Вэлла – наш современник, человек невыдуманной экзотики, утончённый интеллигент с чётко сформированными эстетическими воззрениями. И если можно было бы сделать слепок-матрицу с натуры, с характера, чтобы применить к себе, — едва ли нашёлся бы десяток желающих повторить его судьбу. Сущность этого человека, — с одной стороны, безграничная преданность искусству, с другой – законам природы. Я, как все идеалисты, продолжаю верить в единственную силу, способную установить справедливость на земле – силу искусства и просвещения. Я верю в душу человеческую, которая хранит искру, чтоб в нужный момент возгореться в пламя. Мы, сделанные в СССР, остаёмся пламенными и огнеупорными одновременно. Но нам порой уже так не хватает природной мягкости, пластичности, задушевной атмосферы Юры: «Пусть живёт во мне Тёплый снег, Пусть живёт во мне Добрый лес. Пусть живёт во мне Доверчивая тундра, Пусть живёт во мне Вечная жизнь, как хорошая песня. Как чудесная сказка»…

 

В лесной школе Юрия Вэллы (1998 год). Кадр из фильма Ольги Корниенко «Стойбище на Тюйтяхе».

В лесной школе Юрия Вэллы (1998 год).
Кадр из фильма Ольги Корниенко «Стойбище на Тюйтяхе».

 

Как Вы думаете, не зацифруем ли мы вконец эту самую «добрую сказку» введением государственной программы? Есть ли подводные камни у мобильной электронной школы? Не уничтожит ли она ту самую «душу» лесного человека, о которой так заботился Юрий Вэлла? Каковы первые результаты эксперимента?

— Думаю, не зацифруем. На стойбищах много дел, лениться, перелистывая сюжеты ТикТока, у детей коренных малочисленных народов Севера нет. Традиционное воспитание никто не отменял, все знают свои обязанности, и никто долго не сидит в интернете. Здесь дети – хозяева стойбищ. Здесь они не ленивые и послушные воспитанники интерната, здесь они ответственные члены семьи. Никто, кроме них, не накормит оленей, не наколет дров, не почистит снег. Ложатся спать рано, встают тоже. Учебное время для детей тоже ограничено. Каждый урок по 15 минут. Все самое основное. Никакой воды. Время детей на стойбище очень ценится, что  учитывается и представленной образовательной программой.

На мой взгляд, а я в этом твердо убеждена, только стойбищные школы-детские сады могут хоть как-то спасти душу лесного ребенка, сохранить культуру и языки коренных малочисленных народов Севера. Цивилизация придет на стойбища в виде интернета, в виде современной материально-технической базы, а душа лесного человека точно останется в целости и сохранности.

 

Открытие школы на стойбище у Клима Кантерова, Сургутский район. Фото из архива Н. Савиной.

Открытие школы на стойбище у Клима Кантерова, Сургутский район.
Фото из архива Н. Савиной.

 

Окно в мир

— Что такое «IT-стойбища» и «Стойбищные школы – детские сады» другими словами?

— Это окно в мир. Это развитие. Это уверенность в себе и в завтрашнем дне. Спокойствие за здоровье своей семьи, детей, за то, что ты не один, к тебе придут на помощь, поддержат, помогут, посоветуют. Это гордость за то, что ты можешь показать всему миру, каков твой мир, научить всех навыкам  выживания, экологичного поведения. Это возможность наполнить себя новыми знаниями по твоему выбору, посмотреть на свое будущее другими глазами, посмотреть на себя под другим углом.

За каждым событием из жизни наших воспитанников мы следим, любая победа ребенка — это наша победа. Так, например, в нашу первую стойбищную школу пошел мальчик, который, по поставленному ему диагнозу врачей, вообще никогда не должен был заговорить. А он у нас заговорил уже после 4-х месяцев занятий! Дети хорошо адаптируются в школе, потому что пока они в стойбищном детском саду, они часто выходят по ВКС на связь с детьми из поселкового детского сада, выступают друг перед другом по видеосвязи на концертах и в других совместных мероприятиях. Они уже дружат, и им не страшно идти в первый класс. Там их уже ждут друзья. Это очень важно для ребенка, живущего вдали от цивилизации.

 

Школа-сад на стойбище у Степана Кечимова в Сургутском районе. Фото из архива Н. Савиной.

Школа-сад на стойбище у Степана Кечимова в Сургутском районе.
Фото из архива Н. Савиной.

 

Мы видим, как на уроках у детей получается по интернету на видеосвязи с учителем лепить фигурки, наклеивать аппликации, составлять рифмы, разучивать стихи. Эти видеоотчеты, которые присылают нам родители, дети, учителя, — для нас самые радостные весточки.

Ещё пример. В Сургутском районе живет на стойбище воспитанница, которую мама водила в городской детский сад. Девочка сопротивлялась, поход в детский сад для нее был катастрофой. Она замкнулась и ни с кем из посторонних не разговаривала. Когда мы для нее открыли стойбищную школу-детский сад — она стала разговаривать и перестала бояться людей. А в прошлом году на базе стойбищной школы, в которой она учится, мы провели международное заседание. Наша воспитанница уже легко проводила гостям экскурсии по стойбищу, сидела на коленях у руководителя Федерального агентства по делам национальностей Игоря Баринова и мило беседовала с Губернатором Югры Натальей Комаровой. Наша девочка не боится вести блог о своей жизни и жизни в школе. Ее мама согласилась поступить на краткосрочные курсы и получить педагогическое образование. Надеюсь, наша воспитанница пойдет в первый класс на стойбище.

Дети Клима Кантерова в Сургутском районе охотно учатся в стойбищной школе. Им повезло. Их учительница, Галина Павловна Лаптева, тоже когда-то жила на стойбище и прекрасно говорит на хантыйском языке.

 

У Клима Кантерова. Фото из архива Н. Савиной.

У Клима Кантерова.
Фото из архива Н. Савиной.

 

Под Новый год, уже стало традицией, — мы едем к детям дарить подарки. В этом году к этой акции присоединилась и общественная организация «Спасение Югры». Мы устраиваем праздники, водим хороводы, катаемся с детьми на горках, играем в снежки, кормим оленей, фотографируемся.

Конечно, есть и разочарования, и обиды, и боль, но никогда, поверьте, — никогда  у нас, тех, кто уже с головой в этом проекте, не возникает сомнений, что неправильным путем идем. Это и подстегивает, и ведет вперед.  И я твердо верю, что вскоре наши дети и родители выберут обучение через интернет. И сбудется мечта Юрия Вэллы, у наших детей будет самое лучшее образование, они будут твердо стоять на своих ногах, потому что жить они будут у себя дома, воспитываться будут своими родителями в духе традиций своих предков.

 

Школа на летнем стойбище Юрия Вэллы. Фото Николая Гынгазова.

Школа на летнем стойбище Юрия Вэллы.
Фото Николая Гынгазова.

 

 

(Общее количество просмотров - 134 )
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий